Один прекрасный вечер в усадьбе

   Солнце только оставило место в июньском зените и начало укладываться в мягкую перину высоких облаков, когда мы, отбросив шестьсот километров автомобильных дорог, стали приближаться к деревне. Редко расположенные благоустроенные домики, холмы, запах мёда, разнотравья и ощущение скорой встречи с усадьбой "Ореховно" в Псковской области наполняли нас до этого момента неизвестным чувством. Тем чувством, которое прокрадывается к путешественнику ещё до того как он увидел желаемый объект и уже потом, оставляющее в его воспоминаниях радость от пройденного пути. За очередным просёлочным поворотом появились первые очертания того, что мы с усердием рассматривали на фотографиях web-сайта усадьбы. Вдруг будто с полотна талантливейшего пейзажиста появилась манящая в свои прохладные тени  аллея. Исчезая из вида, она ровными ступенями сбегала вниз и там, где-то в глубине, укрывала для нас под своими ветвями загадку сада. Ещё несколько метров вдоль искусно изготовленного металлического забора с каменными опорами и над макушками деревьев появился шпиль пирамидной крыши главного дома усадьбы. Первый шаг за порог, и перед взором не такой уж большой, как казалось, когда всматривались в толщу зелёной листвы, но от этого не переставший быть грандиозным, дом-замок. Как мы узнали позже, такая конструкция, где несущей основой служат пространственные секции из вертикальных и наклонных балок, называется фахверковая. Фахверковые дома в несколько этажей, с башнями и башенками, большими и маленькими окнами, витражами, деревянными или каменными фасадами, заросшими вьющимися растениями - неотъемлемый европейский стиль XIX века. Мы были удивлены. «Но ведь удивительный день ещё только начинался», - писал Льюис Кэрролл в своей книге «Алиса в стране чудес». Наша небольшая команда – мы и автор красивейших свадебных платьев Анастасия, директор свадебного салона «The wedding atelier»,  уже давно планировали это творческое путешествие. И вот теперь, стоя перед входом в сад словно перед кроличьей норой, мы с нетерпением ждали его сказочных подарков. Нас встретил викторианский стиль с аккуратно подстриженными бордюрами из японской спиреи, невероятное разнообразие роз, круглые площадки и прямые дорожки, вымощенные булыжником. Одна из брусчаток привела в так называемый монастырский огород. Такие небольшие огороды, с высокими плетёными из прутьев грядками, разбивались при монастырях в средние века для выращивания разнообразных пряных трав и земляники. От огорода через длинную то ли перголу, то ли арку, поросшую яблонями, дорожка вывела на самое высокое место в саду - смотровую площадку с перилами, винтажными стульями и большим каменным столом. Рядом расположилась круглая зелёная комната, в ландшафтном дизайне названная берсо, с открытым верхом, стенами из лип и скульптурой Амура, натягивающего тетиву своего лука, в центре. Викторианская терраса отшумела ветвями серебристых клёнов, и вот мы с другой стороны усадебного дома. Сам дом, как и полагается, находится на возвышенности. С широкого балкона в партере две белые лестницы, сливаясь в одну большую, ведут гостей вниз через все террасы к водоёму. Путь лежит через фонтан, орнаментные клумбы из карликовых, шаровых и больших, вторящих крыше усадьбы, пирамидальных туй, статую Сатира, хранителя сада, сбегающий меж ступеней ручей. Приток реки, или её бывшее русло, протянулся вдоль всей усадьбы, разделяя всё на несколько пространств. Водная гладь огибая извилистые контуры берегов, со своими затонами, островками, насаждениями деревьев и кустарников придаёт саду чарующий вид. За небольшим деревянным мостом раскинулось поле. Продвигаясь по восходящей на горку тропинке, в высокой полевой траве, мы открываем для себя каменный грот, облицованный фасадом старинного француского здания  с видом на утопающую в зелени усадьбу. 
С каждым шагом усадьба и сад становились для нас единым произведением искусства. Монолитным полотном, сшитым из различных кусочков, но имеющих единую текстуру, симметрию. Мы точно перенеслись в различные эпохи и пространства, одновременно сплетённые в одной точке , и никак не могли избавится от ощущения, что нас окружает история, музыка, поэзия.
Девушки-модели в волшебных свадебных нарядах, как пушкинские Татьяны, толстовские Наташи шуршали платьями по дорожкам усадьбы в лучах солнца, уходящего за невысокий холм на другом берегу речки Ореховницы. А парни Онегинским взглядом окидывали просторы бесконечного неба, огибающего сад и падающего за горизонт...